Социолог Александр Медведев: Следующий президент будет наиболее нелегитимным в истории Украины

Председатель экспертного совета социологической компании Sociostream AG Александр Медведев в интервью Depo.ua констатировал увеличение протестных настроений и недовольства среди украинцев, что, вероятно, приведет к очередному социальному взрыву

На выборах 2014 года произошел некий эксцесс, когда "Народный фронт" Яценюка взял на 10% больше, чем ему давали социологи. Почему так произошло и стоит ли верить рейтингам политиков, которые публикуются сегодня?

Расстановка сил на выборах того года менялась очень быстро. В августе произошел Иловайский котел. В то лето вообще произошло много трагических событий. И это очень сильно "подкосило" избирателя БПП. После таких потрясений избиратель хочет быстрой стабильности и определенности. А "Народный фронт" при этом выбрал очень удачный слоган: мол, если в один тур выбрали президента, в один тур нужно выбрать и премьер-министра. Все понимали, что парламентский кризис, когда Рада будет долго и грустно выбирать сначала спикера, затем утверждать премьера, кризис в момент войны ником не нужен. И это объясняет стремительный рост рейтингов "Народного фронта" - людям хотелось скорейшего завершения выборов и возложения ответственности на кого-то конкретного.

Почему результат "Народного фронта" не был предусмотрен? В социологии, когда проводится опрос, с момента, собственно, опроса к публикации результатов проходит какое-то время. А наполненность событиями была очень большой. И пока "подходили" результаты опросов, произошел Иловайск, произошла смена эмоционального состояния избирателей, и это отразилось на рейтингах. Но в обнародованные социологами результаты исследований эти изменения еще не успели попасть. С другой стороны, о росте "Народного фронта" социологи знали из горячих оперативных опросов. В медиа это не появлялось. Но тенденция социологам была видна.

Тем не менее социологам не удалось избежать обвинений в попытках манипулирования результатами. И учитывая это: существует ли в Украине рынок "заказных" результатов социологических исследований?

Следует говорить о том, что у нас заказными могут быть не социологические исследования, а выступления социологов, которые представляют те или иные данные социологических исследований. То есть недостаточно взять и получить какие-то цифры. А нужно еще и получить каналы трансляции этих цифр. И это уже целый комплекс медийных мероприятий. Во время выборов социология является важной и как технология. Она является такой же неотъемлемой частью избирательной кампании, как и билборды. Они всех раздражают, но без них тебя не будут воспринимать как участника выборов. Аналогично и с рейтингами: если тебя нет в социологических результатах нескольких институтов, то у тебя, считай, нет избирателей. Поэтому некоторые участники выборов пытаются использовать социологию для легитимизации себя как реального кандидата.

Ваша компания осуществляет измерение настроений в ходе выборов в объединенные территориальные общины. Какие электоральные процессы происходят на этом уровне?

Мы констатируем, что избиратель демонстрирует значительный уровень недоверия к политическим партиям, государственным институтам. При этом 80% людей не готовы брать инициативу на себя и начинать, например, собственный бизнес. Это выглядит так, будто есть недовольство властью, но вот сами люди меняться не хотят, даже если будут созданы для них тепличные условия для развития. Они хотят, чтобы строились дороги, фермы, чтобы развивалось село, чтобы были большие бюджеты ОТО, но брать на себя инициативу и что-то менять они не готовы. При этом мы видим, что люди могут безоговорочно доверять какому-то депутату-мажоритарщику. То есть люди доверяют тому, кто ближе. А чем выше уровень выборов, тем доверие становится меньше.

В таком случае, с чем может быть связано ожидание возможного социального взрыва или, будем говорить прямо, нового Майдана?

Я не хочу ничего предсказывать, но власть в Украине так и не научилась понимать и воспринимать факт, что общество взрослеет очень быстро. И все больше задает правильные вопросы. И больше задумывается над сложными вопросами. Две предыдущие революции показали, что процент критически мыслящих людей растет.

Мы сравниваем свою с ситуацией, например, европейской. Но гражданин Европы рождается и живет в стабильном правовом поле. И такое поле Европа строит уже несколько веков. Мы же родились в одном правовом поле, потом нас переместили в другое правовое поле. Потом мы пережили два Майдана. Поэтому украинский процесс идет, я бы сказал, даже очень быстро.

Вот момент, который отражает взросление нации. Например, долгое время при Януковиче никаких Майданов не было, но была Врадиевка. И, ой-ой-ой, какая она была! И второй Майдан, который мы называем Революцией достоинства, зародился именно там. Ведь "врадиевку" переживала не только Врадиевка, а и вся Украина. Вся активная составляющая Украины следила за теми событиями. А потом случилось неподписание соглашения с ЕС, и за ним - Майдан. Я уверен, что это события одного порядка.

Власти же до сих пор избегают понимания, что процесс идет, что процесс становления нации - он не закончен. У нас есть характер, есть стремление и желание. Но в то же время у нас есть пережитки. И каждый украинец с этими пережитками по-своему борется. И эти изменения, эта борьба отражаются в тех вопросах, которые мы поднимаем и как мы на них отвечаем.

При этом социология не показывала, что население Украины готово к Майдану. У нас люди склонны к сокрытию эмоциональных реакций. Так, в один момент, если их в теплой атмосфере на диване спрашивают: готовы ли они выходить на Майдан, то люди отвечают – "нет". Тем самым просто не показывают своего истинного эмоционального состояния.

Но надо осознавать, что основные маркеры, которые свидетельствуют о накоплении недовольства у критической массы людей, уже горят если не красным, то оранжевым так точно. То есть люди ставят отметку напротив наиболее важных для них жизненных вопросов – таких как цены на продукты, на ЖКХ, на транспорт, отмечают как острую проблему уменьшения уровня своих доходов, возможностей роста и т.д. Таких людей уже больше половины. Следовательно, я делаю вывод, что ситуация близка к критической. Но пока в стране идет война, вероятность массовых и длительных протестов очень мала.

Если об этом напряжении знают социологи, то почему о нем не знает власть?

Власть в очередной раз наступает на грабли, не осознавая, как быстро взрослеет общество. Как оно задает все более и более правильные вопросы. Простые, но логичные вопросы о том, скажем, почему у нас такие большие цены на тепло или почему дорожает газ, и при этом чиновники "Нафтогаза" выписывают себе грандиозные премии в то время, как 30% населения живут на минимальную зарплату.

Власти занижают уровень жизни людей, повышая цены. Но при этом даже не пытаются оправдать повышение цены повышением качества. Возьмем, к примеру, стоимость проезда в общественном транспорте в Киеве: цену подняли до 8 грн, но чем это мотивировали? Оправдали повышение цены ростом качества или объема услуг? Очевидно, что нет. И таким образом остается без ответа очередной взрослый вопрос со стороны общества.

То есть имеет место расслоение общества. А расслоение общества по экономическому признаку - это один из признаков роста протестных настроений. Стоит сказать, что украинцы никогда не выходили на улицу чисто с экономическими требованиями. Но если возникает какой-то драйвер, то гнев уже идет как каток. И в этом катке будут и премии "Нафтогаза", и 8 гривен на общественный транспорт и проч.

Стоит ли ожидать обострения в период президентской кампании?

Я думаю, не стоит. Поскольку внимание общества к этим выборам будет рекордно низким. В первую очередь потому, что избиратель не чувствует своей причастности к этому выбору, ведь выбирать ему придется опять из старых политиков в условиях, когда нет кандидата, на котором сосредоточены симпатии значительной части общества. Если мы посмотрим рейтинги, то увидим, что ни один из потенциальных кандидатов не выходит за пределы 20%. И это фактически "потолок" для каждого из них.

Также мы не видим, чтобы был выполнен запрос общества на новые лица. Да, мы видим в рейтингах музыканта Вакарчука и комика Зеленского, но я сомневаюсь вообще, что хоть один из них вообще будет принимать участие в президентских выборах. А других новых социологи нам не предлагают.

С другой стороны, в 2014 году, когда Порошенко избрали в первом туре, нас мобилизовали Майдан, Крым, война на востоке... Все стремились быстрее закончить это все. Сегодня же таких драйверов нет. Точнее, мы к ним привыкли. И стимулов выбирать "лишь бы кого-нибудь", лишь бы закончить кошмар, сейчас нет. Поэтому предполагать, что явка может быть такой, как в 2014 году, это очень далеко от реальности. Люди просто не пойдут голосовать. И в результате мы получим наиболее нелегитимного президента, который будет избран мизерным количеством голосов избирателей. Он будет легальным, но нелегитимным. Поэтому я ожидаю, что выборы весной пройдут тихо.

Какие стратегии и технологии будут использоваться на президентских выборах?

Мы понимаем, что Порошенко будет играть генерал-фельдмаршала, который должен обеспечить победу: мол, извините, тогда не получилось победить, но сейчас точно получится. Плюс на его стороне могут быть электоральные подачки из бюджета. Какие - зависит от его коммуникации с премьер-министром.

Мы также уже видим новый образ Тимошенко. И она считает, что может с этим образом "взять".

Очень важный фактор - Гриценко. С одной стороны, можно не обращать внимания на кандидата, у которого есть какой-то рейтинг, но нет ресурса. А без ресурса рейтинг будет распылен. Но с другой стороны, на него могут обратить внимание и те, у кого есть ресурс. Поэтому, если добавить ему эфир и другой ресурс, то он вполне может сформировать определенную тенденцию. Рейтинг Гриценко сегодня - около 10%. И это дает возможность привлекать его региональным сторонникам местный ресурс. Многие видят в Гриценко фигуру, которая может привлечь внимание и медийных спонсоров.

У Гриценко должен быть или свой телеканал, или кто-то должен ему купить доступ на телеканалы. То есть нужны какие-то олигархические ресурсы. Внутренние или внешние. Здесь стоит также учитывать, что его электоральная поддержка очень сильно пересекается с полем Тимошенко. И это может заинтересовать ее "ресурсных" соперников. Я думаю, что вопрос с Гриценко в таком ключе будет решаться в сентябре-октябре.

Стоит также понимать, что Гриценко может попробовать сыграть и в свою игру - не против кого-то или в рамках чьей-то кампании, а в рамках самостоятельной игры. Но для этого ему нужно отыскать ресурсы для структурной борьбы не в кругу очевидных претендентов на победу.

Вопрос о ресурсах. Одиозный Виктор Медведчук стал опосредованным владельцем канала "112", и его же называют тем, кто контролирует "Ньюзван". Медведчук будет принимать участие в парламентских или президентских выборах?

О том, какой будет парламентская избирательная кампания, мы сможем сказать только после президентских выборов. Мы пока не видим участников президентской кампании. Мы не видим, как внутренний и внешний капиталы будут влиять на выборы. Мы не видим, как Россия будет играть на выборах. Но мы сейчас уже видим, что каналы "112" и "Ньюзван" - самые рейтинговые информационные телеканалы – "будут играть" в Медведчука.

А почему бы Медведчуку не участвовать в выборах? Он не стесняется выходить на телеканалы, учитывая, что в стране сформирован запрос на прекращение войны и то, что Медведчук не будет договариваться с Порошенко. Медведчук - это Российская Федерация на выборах в Украине. Он искренне хочет закончить войну в пользу России? Думаю, да. Он искренен в том, чтобы вернуть систему и вертикаль Кучмы, которую он вместе с ним строил? Думаю, да.

Если Медведчук заберет на себя симпатиков Рабиновича и Мураева и наберет 10%, то этого, конечно, мало, чтобы выиграть президентские выборы. Но вполне достаточно, чтобы с таким багажом участвовать в парламентских выборах. Поэтому Медведчук может стать президентом, но партия "За життя" не может на парламентских выборах набрать условные 10%, не выдвигая перед тем своего кандидата в президенты. Или таким кандидатом должен быть Рабинович. Возможно, будет так. Медведчук мог бы оставаться серым кардиналом, каким он был раньше. Но публичное вступление в партию "За життя" для чего-то осуществлено. Видимо, они просчитали настроения в обществе: усталость от войны, усталость от недореформ, уровень жизни... И решили, что можно уже выходить в публичную плоскость. Зачем нужна эта публичность? Очевидно, для того, чтобы участвовать в выборах, выигрывать и в дальнейшем влиять на власть.

Многое зависит от того, каким будет противостояние Медведчуку со стороны проукраинских политиков и СМИ. Вот, например: могут ли украинские политики добиться, чтобы эпизод с Медведчуком был все-таки снят в фильме о Стусе и этот фильм увидели как можно больше украинцев, чтобы осознать то, каким человеком является Медведчук? Думаю, это абсолютно реальная задача. И если мы хотим преодолеть влияние Путина - Медведчука на Украину, нам придется осуществить много, в том числе и медийных контрмер против них, чтобы снизить уровень поддержки этой политической силы вместе с другими российскими сателлитами до минимума.

Больше новости о событиях в мире читайте на Depo.Выборы 2018: Полное обнажение